Татьяна Сидорова 0 80

Жизнь репортёра. Леонид Вайсбейн - о предсказателях, Василии Сталине, Крыме

В зрелом возрасте он «пером» строил Волжский автозавод и мост Хайратон. О том, насколько интересна жизнь, если не стоять на её обочине, рассказывает выпускник первого набора журналистов КГУ, ныне старейший журналист Севастополя Леонид Вайсбейн.

Александр Власенко / АиФ

Повторение пройденного

Татьяна Сидорова, «АиФ-Казань»: Леонид Аркадьевич, ваши имя и фамилия точь-в-точь, как у Леонида Утёсова до выхода его на сцену. Родня? 

Фото: Из личного архива/ Леонид Вайсбейн

Леонид Вайсбейн: В 1928 году Утёсов давал концерт в  Днепропетровске. Там я родился. Отец, начинающий журналист, взял у него интервью, потом спросил о  фамилии. Она довольно редкая, в переводе  означает «белая кость». Утёсов сказал, что у него по отцу три дяди с разными отчествами. Один осел когда-то в Екатеринодаре. Но в 1928 году интересоваться генеалогией было небезопасно. Не то что сейчас (смеётся). Прошли десятки лет, я уже работал в севастопольской газете. Однажды выпал случай, и я спросил главного «утёсоведа» Одессы: не родня ли? Услышав отчество моего деда (Климентьевич), он поздравил: родство есть. Но я не из тех, кто примазывается к великим.  

- С Казанью как пересеклись?

- Учился в КГУ на отделении журналистики первого набора. Мы «тусовались» и публиковались в многотиражке «Ленинец», которую редактировала Татьяна Михайловна Николаева (ныне профессор, известный в России и за рубежом филолог). Как-то завкафедрой журналистики Пехтелев устроил нам нагоняй. Дескать, пришли учиться - учитесь, а не  шляйтесь по газетам! «Прекрасная» методика обучения будущих журналистов! 

- Как вы оказались в городе юности?

- Очередная встреча выпускников. Многих друзей уже нет, но первым  делом - к Татьяне Михайловне. Потрясающая женщина! Закончил я Уральский университет, экстерном сдал экзамены за полгода на выпускном курсе. Будущая жена должна была рожать, и я перевёлся по семейным обстоятельствам. Но считаю себя «питомцем» КГУ. Университет, как и Казань, родное, тут мы проявились, как негатив фотоплёнки. Город  похорошел. А вот университет забюрократизировался. Исчезла аура, студенческая атмосфера! Пропуска, вертушки, вахтёры… Чтобы пройти на факультет журналистики, мне, как на допросе, пришлось отвечать охраннику в окошечке к кому, куда, зачем, кто такой, показывать документы… В этом году на факультет я даже не стал заходить. 

Среди самых ярких воспоминаний - встреча с Василием Сталиными. Как-то с приятелем мы удумали навестить его. Открыв дверь, он предстал перед нами в шароварах, с голым торсом, в тапочках на босу ногу. Услышав, что мы будущие журналисты, пошёл на кухню, вынес поднос с антоновскими яблоками и двумя бутылками «Столичной». Сказал: допускаются любые вопросы, кроме отца. Мы спрашивали, как он учился, воевал… Разговаривали неформально. Вскоре он умер. Думаю, что мы с приятелем были последними «журналистами», кто с ним пообщался. 

- Как сложилась жизнь после диплома?

- Дальний Восток, Средняя Азия, Поволжье. В студенчестве поставил задачу побывать в стране и там и сям. В Термезе (Узбекистан) работал три года. Репортаж о высадке американцев на Луну делал с единственного в округе телевизора. Описывал (начиная с первой сваи!) сооружение моста Хайратон, по которому генерал Б. Громов выводил советские войска из Афгана. В 2017 году слетал в Термез пообщаться с друзьями. Увидел, что с лица земли исчезли крепость XVIII века и знаменитые Северные ворота. Взамен построены унылые жёлтые трёх­этажки. Когда-то в этом регионе выращивали знаменитый тонковолокнистый хлопок. Теперь там пшеница, которой  при здешней жаре некомфортно. Бывшие коллеги влачат жалкое существование. 

- Что бы вы назвали пиком карьеры?

- Работу на ВАЗе. Как журналист завод я «строил пером» пять лет с нуля и до конвейера. Газета называлась «За коммунизм!» Единственную Почётную грамоту сохранил -  от ВАЗа. Хотя грамот и дипломов было немерено. И от рыбаков Дальнего Востока, и от строителей  Хайратона, и от хлопководов  Средней Азии.  

Люди и годы

- Вам под 80… Представляю, сколько интересных людей вы повстречали…

- В Свердловске (ныне Екатеринбург) общался со знаменитым советским лётчиком-испытателем Владимиром Коккинаки. В Казани - с Беллой Ахмадулиной. Мы тогда были студентами. 

- Она приезжала сюда презентовать свою поэму «Моя родословная»? Я, школьница, тоже была тогда в Музее Горького и даже взяла автограф на публикации поэмы в свеженьком номере журнала «Юность»…

- Но вы, наверное, не знаете, какой был скандал! Татары возмутились, узнав, что её прабабка - итальянка. А мы после выступления в музее повезли её на вечер КВН. Молодые, бесшабашные, да и она ещё не классик, почти ровесница. Разговаривали обо всём… (вздыхает), как всё было просто в то время!

- А в Тольятти встречались и с Вольфом Мессингом?

- В Клубе иностранных специалистов он выступал в 1972 году. С трудом добился места. Он раздал бумажечки в нашем ряду. Я написал: «Сообщите  дату  рождения моего отца». Был потрясён, когда каллиграфическим почерком  получил ответ вплоть до месяца и дня. После выступления прорвался за сцену для интервью. Он уделил мне 20 минут. Ни разу не улыбнулся. Но глаза - страшные, в них невозможно было смотреть, хотя не поддаюсь гипнозу, не раз проверял. Не удержался, спросил о себе. Абсолютно всё сбылось, даже про моих многочисленных жён. В ходе  интервью аллегорически, через дату смерти А. Пушкина, он сказал, что знает дату своей смерти. Когда Мессинг умер, я посчитал цифры, которые он называл. Точно!  Не представляю, как он жил с этим…

- Неужели интервью опубликовали? 

- Мне сказали, что нечего прославлять фокусников. О В. Мессинге я написал потом в своих книгах. Встреча с ним  повлияла на многие мои взгляды. От темы Иосифа Сталина он уклонился. Но когда речь зашла о религии, высказался про Всемирный Разум. По его словам, он существует в непознаваемом виде. Это Система, которой нельзя придать материальный облик. И всё взаимосвязано. В частности, человек и природа. А ритуальный антураж не имеет значения.  

Было ещё и интервью с бабой Вангой в Болгарии…  Летом 1990 году  по Севастополю пошёл слух что она, дескать, предсказала катастрофу из-за природных катаклизмов, а город будет разрушен. Меня командировали в Болгарию, чтоб воспрепятствовать слухам и панике. Как мы попали к ней на приём, особая история. Но попали. Диктофон она «высмотрела», велела убрать. Услышав вопрос, мужицкой своей рукой хлопнула по столу и закричала: «Лга! Лга!». То есть такого не говорила, ложь! Успокоившись, сказала, что беда будет, но через 30 лет. Однако, мол, к тому времени учёные и власти вовремя выведут из города всех, «до последнего младенчика», в Татарскую низину. Я понял, что речь идёт о Бахчисарае, в Севастополе эту низину знают, там часто туман… 2020 год уже на подходе, 30 лет почти прошло. А я тогда думал: слава богу, не доживу! 80% предсказаний Ванги сбылись и сбываются. Надеюсь, что Севастополь -  в оставшейся «двадцатке».

Мою будущую  жизнь она предсказала точно. Что я стану писателем, что буду жить и работать долго, и про жён, и про разводы, и про здоровье, и даже про мою маму (она тогда была жива),  и её любимую  собачку. И всё за 31 минуту приёма, я время засёк. 

О Крыме

- Как настроение в Севастополе, городе русских моряков?  

- Настроения нормальные. Но город дорогой, бензин с весны - по 50 рублей, а в курорт­ный сезон, думаю, будет ещё дороже. На рынках есть всё, впрочем, как и в Казани, почти по одним ценам. Народ за Путина. Он  узаконил самозахват крымскими татарами земли в этом благословенном краю, и люди счастливы, хотя радикальное крыло крымских татар чем-то ещё недовольно. Но все понимают, что жить надо сейчас, а у политиков свои амбиции.  

- А Крымский мост? Кое-кто  с Украины хочет его взорвать…

- Недавно моя жена, одной из первых,  проехала по мосту к родне в Краснодар. В восторге! Я недавно брал интервью у охраны моста. Там такая система безопасности, что ни с воды, ни из-под воды, ни с воздуха, ни с земли не прорвёшься с нехорошими целями. Другой вопрос: зачем и почему мы, славяне, родные братья, развернулись чёрт-те куда! Почти у половины севастопольцев на Украине дети, друзья, родственники, однополчане, одноклассники. Крым никогда не вернётся  в состав Украины. А политика не должна ломать судьбы людей и отвергать нашу общую историю. 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах