aif.ru counter
Ольга Любимова 0 404

Психологический портрет. Каллиграф о том, что почерк «говорит» о человеке

Знаменитому татарскому каллиграфу Наджипу Наккашу, который первым в Татарстане начал делать тугры (знаки, гербы) исполняется 70 лет. Почему арабская вязь не терпит суеты и как не потерять свой родной язык, мастер рассказал «АиФ-Казань».

На свадьбу, никах дарят семейные тугры.
На свадьбу, никах дарят семейные тугры. © / Ольга Любимова / АиФ

Личные тугры популярны сегодня не только среди мусульман – их заказывают православные, иудеи, католики. Тугра есть у президента России Владимира Путина. В Татарстане первым начал делать тугры Наджип Наккаш (Исмагилов). Он возродил жанр арабской каллиграфии, популярный у татар в прошлые века. 

Непростое украшение

Ольга Любимова, «АиФ-Казань»: Наджип Файзрахманович, любая картина несёт какую-то энергию. Какой силой обладает тугра?

Наджип Наккаш: В Османской империи, где в XIII – XIV веках начали делать тугры, они позволялись только султанам, элите. Сегодня их заказывают обычные люди. Они стоят от пяти до 20 тысяч руб. Тугра не просто изображение имени, фамилии человека. Это уникальный психологический портрет и одновременно пожелание. Своя таинственная красота есть в каждом знаке. Думаю, тугры помогают увидеть её не только в себе, но и в других. Помогают стать самолюбивым, но не себялюбивым.

Кант назвал руку «вышедшим наружу головным мозгом». Если человек суетный, нервный, у него и почерк такой же. Научившись красиво писать, человек обретает гармонию.

Арабская вязь не терпит пустоты, поэтому на тугре я часто пишу девиз человека или пожелание ему. Это может быть изречение из Корана или тюльпан - знак процветания. Хотя, наверное, у меня получаются не тюльпаны, а лесные колокольчики – ведь именно они растут повсюду в нашей республике. У этих цветов тоже красивая, симметричная форма.

На свадьбу, никах дарят семейные тугры. Многие из тех, у кого в доме появилась семейная тугра, говорят: «Мы радуемся, когда смотрим на неё, она украшает нашу жизнь». Получается, что этот знак, в котором сплетены имена родителей детей, изменил семью, сделал её более крепкой. Тугра становится семейной реликвией, её передают детям.

- Для своей семьи вы ещё и генеалогическое древо составили. До какого колена?

- У разных народов один и тот же обычай: каждый человек должен знать своих предков хотя бы до седьмого колена. Если у жениха и невесты нет общих родственников на протяжении этого времени, не будет кровосмешения.

Мои внуки – 13-е поколение в генеалогическом древе нашей семьи. Изучать судьбы своих предков в архивах мне было легко, потому что метрические книги написаны на татарском языке арабским шрифтом. Сведения о самых далёких своих предках нашёл в Москве, в Госархиве редких актов. Они были служилыми крестьянами, лошманами. Во времена Петра Первого работали на лесозаготовках для кораблестроения. Моя родина Мамадышский район и тогда была богата дубравами. Прапрадеды хорошо владели столярным, плотницким ремеслом. Столярами и плотниками были и мои дяди со стороны отца. Думаю, способности к рисованию я унаследовал от них.

- Тугру, что подарили в Казани президенту Путину, сделал каллиграф Рамиль Насыбуллов. Как вы относитесь к конкурентам?

- Рамиль Насыбуллов - очень искусный каллиграф, единственный мастер в РТ, прошедший школу больших мастеров в Турции. Получил там иджазы (дипломы) по всем стилям каллиграфии и по канонической орнаментации. Его тугра для президента Путина выполнена по классическим канонам. Поэтому пожеланий я на ней не заметил. В классических туграх они не пишутся.

Около 15 каллиграфов работают сейчас в Казани и Челнах. Все прекрасные мастера. Конкуренции я не чувствую. Наверное, потому, что у каждого своя стезя, свой стиль работы, своя манера. Мы коллеги. Например, я создаю тугры на стекле. Это татарская традиция, возникшая в начале XX в. Сначала делаю эскиз на бумаге, потом переношу его на стекло. Другие это не умеют делать или не хотят. И я не могу писать, как Насыбуллов, да и не стремлюсь к этому.

Власть и беспокойное сердце

- Вы создали тугру для Рустама Минниханова. Какие знаки есть там?

- Пурпурно-фиолетовый фон - цвет власти. Ярко пламенеющий алый цветок – символ его беспокойного сердца, радеющего о своей нации. Вертикальные линии говорят о том, что эта личность способна совершать решительные шаги в трудную минуту, преодолевать препятствия. Линии, выходящие за пределы орнамента, символизируют бесконечность, это пожелание долгой жизни. На этой тугре есть ещё одно пожелание, это цитата из Корана «Да будет тебе помощь Аллаха великой помощью».

Тугра Рустама Минниханова. Фото: АиФ/ Ольга Любимова

- Вы учились арабской каллиграфии у Баки Урманче. Он протестовал против введения латиницы в Татарии, настаивал на сохранении арабского письма. Почему?

- Считал, что замена арабского алфавита на латиницу разлучит тюркские народы.

Я начал учить арабский только в 26 лет, поступив в КГУ. На 4-м курсе нас, студентов, направили учиться каллиграфии к Урманче. У Баки Идрисовича была огромная библиотека на фарси и арабском. Он владел этими языками, хорошо знал восточную литературу, особенно персидскую поэзию. Урманче знал много видов почерков, потому что учился в Высшем медресе «Мухаммадия». Там преподавали каллиграфию. Позже он увлёкся живописью, графикой, скульптурой. И только для души - по просьбе своих друзей иногда писал шамаили (изображения изречений из Корана, из поэтических произведений – Ред.)

Так выглядит шамаиль. Фото: АиФ/ Ольга Любимова

- У вас есть работы по произведениям Тукая. Сейчас создаёте цикл, посвящённый знаменитым татарам. Кому именно?

- Моя настольная книга – произведения Гаяза Исхаки. Он великолепный писатель, деятель татарского национального движения, в начале прошлого века предсказавший в своих книгах сегодняшние дни.

На тугре будут цитаты из публицистики Исхаки. Он писал: чтобы сохранить себя среди разных народов, татары должны быть сильными - в первую очередь, образованными. Если мы будем бедны и неграмотны, ограничимся только интересами своей территории, станем рабочей массой для другого народа.

В поисках середины

- В антиутопии «Исчезновение через 200 лет» Исхаки написал о последнем татарине, умершем в Казани в 2103 г. Причина - нежелание татар идти в ногу со временем, приобщаться к культуре русского народа.

- В начале XX века татарская молодёжь приобщалась к прогрессу в первую очередь через русский язык. Но при этом важно не терять свою самобытность, свой язык. Татары – вторая по численности нация в России. Ещё в начале прошлого века они жили в каждом крупном городе от Владивостока до Польши. Большинство владели и арабским и русским языками.

- Как найти «золотую середину» – приобщиться к мировой культуре и сохранить свою самобытность?

- Трое моих сыновей прекрасно знают татарский. Пятеро внуков - тоже. Мы свой язык не теряем. Думаю, русскоязычные дети должны изучать татарский только по желанию. В то же время должны быть сохранены татарские национальные школы. А для тех, кто хочет изучать оба языка, нужны смешанные школы. Вот такая языковая демократия, на мой взгляд, должна быть. Но самое главное - для сохранения и развития национальных языков нужно ввести ЕГЭ на этих языках.

- Вы скоро отметите 70-летие. Какую тугру подарили бы самому себе к юбилею?

- У меня уже есть свой знак, связанный с моим именем. Однажды я заметил, что одна из букв похожа на голову птицы, и нарисовал свою тугру. Птица - символ быстротечного, летящего как стрела времени. Важно успеть оставить после себя след, своё дело.

Тугра семьи Наккаша. Фото: АиФ/ Ольга Любимова
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах