Венера Вольская 0 321

«В воздухе неверующих нет». 69-летний имам учит кадетов прыгать с парашютом

Воин-«афганец», бывший военный лётчик Тимур хазрат Ибрагимов учит курсантов казанской Школы-интерната имени Б. Кузнецова прыжкам с парашютом и боевой взаимовыручке.

Тимур хазрат Ибрагимов учит курсантов прыгать с парашютом.
Тимур хазрат Ибрагимов учит курсантов прыгать с парашютом. © / Казанская кадетская школа-интернат им. Б.Кузнецова

Не прыгнуть - позор

Шаг из самолёта на высоте 800 метров первыми делают взрослые - у них больше вес, а следом «высыпаются» 14-летние кадеты. На вид совсем ещё дети, им бы в солдатиков играть. Обе руки они держат на кольце основного парашюта: если купол не раскроется автоматически, будут открывать его в ручном режиме.

Тимур хазрат Ибрагимов
Тимур хазрат Ибрагимов Фото: АиФ

«Но вернувшихся обратно на самолёте - тех, кто не решился выпрыгнуть - нет. Хоть и страшно, но прыгают, иначе большой позор», - говорит Тимур хазрат Ибрагимов, имам мечети в селе Кызыл Байрак Верхне­услонского района. Он принимает участие в занятиях в клубе «Юный десантник». Но наставником курсантов 69-летний Тимур хазрат стал не только чтобы помочь обращаться с парашютом и преодолевать страх.

«В подростковом возрасте особенно нужен старший товарищ, ведь не всё расскажешь родителям. Кроме того, скоро они пойдут служить, столкнутся с множеством испытаний. А пока есть возможность подготовить их, - рассказывает Тимур хазрат. - Я им объясняю, как противостоять дедовщине. Что в армии с вами рядом не случайные люди и не конкуренты, а боевые товарищи. «Сам погибай, а товарища выручай» - это правило многим помогло победить и выжить. Срок же службы, национальность, вероисповедание не имеют значения. Бойцы - единая сила. В хадисах (предания о словах и действиях пророка Мухаммада, затрагивающее разнообразные религиозно-правовые стороны жизни мусульманской общины - ред.) сказано: каждый день занимайтесь стрельбой из лука. То есть тренируйтесь, готовясь защищать Родину. А десантирование в военном деле - способ доставки солдата к месту боя». Так что обучение прыжкам с парашютом не противоречит заповедям не рисковать зря жизнью, считает Тимур хазрат Ибрагимов. 

Сейчас можно счесть знаком судьбы то, что во время своего первого прыжка с парашютом 18-летний Тимур приземлился во двор школы. «Ветер нёс меня прямо к станции МТС с ее тракторами и боронами. Выход был один - опуститься на территории школы. Для ребят это стало событием. Они сбежались, чтобы помочь мне собрать парашют».

Но роман с небом завязался у него ещё в четырёхлетнем возрасте: «Помню, мы с братом наблюдали за полётом Ан-2, который опылял хлопковые поля рядом с узбекским городом Наманганом, в котором мы тогда жили. То поднимался под облака, то планировал почти над землёй. Вот тогда мечта о полётах запала мне в душу».

Тимур хазрат Ибрагимов
Тимур хазрат Ибрагимов Фото: Казанская кадетская школа-интернат им. Б.Кузнецова

Подначивал и папа: хотел бы быть таким, как Гагарин? Это были 60-е годы - кто из мальчишек не хотел? Но не для всех это стало сигналом к действию. Тимур же плотно занялся учёбой и, конечно, спортом - ставил рекорды в беге на 1,5 и 3 км. 

В 1966 году Ибрагимов поступил в Оренбургское высшее авиационное училище, то самое, в котором учился первый космонавт. «Он приезжал на встречу с курсантами. Терпеливо отвечал на все наши вопросы», - рассказывает Ибрагимов. А год спустя занятия в училище прервали, чтобы прослушать радионовости. Диктор сообщил, что Юрий Гагарин погиб… 

Тимур попросился служить на Северный морской флот, как и Гагарин. Задачей экипажа самолёта-амфибии Бе-12 были поиск подводных лодок и слежение за ними. «Патрулируя нейтральные воды, приходилось иногда бок о бок идти рядом с американскими «Фантомами», - рассказывает лётчик. - Мы наблюдали за американцами, они - за нами».

В 1980 году лётчика Ибрагимова отправили в горячую точку. Его экипаж в Афганистане занимался поддержанием связи.

«Территорию страны пересекают горы, а радиосигнал не может пройти через них. У нас в самолёте была аппаратура, которая обеспечивала приём и передачу сигнала от командного пункта к вертолётам и обратно. В воздухе висели подолгу. Лётный норматив (120 часов за год) набирался иногда за считанные недели. Жили прямо в самолёте», - рассказывает Ибрагимов. Отправляясь в Афганистан, приходилось везти оружие, а обратно забирать раненых и «груз-200». Не всем советским экипажам удалось вернуться домой. 

«Однажды выпускник моего училища не выполнил инструкцию набирать высоту над защищённым аэродромом. Поднялся по пологой траектории. Его сбили душманы, засевшие на склоне горы», - вспоминает Тимур хазрат.

Павел Клетнев
Павел Клетнев в небе. Фото: Казанская кадетская школа-интернат им. Б.Кузнецова

Поменял фамилию

Ибрагимов отдал армии 28 лет, закончив в 1994 году службу в звании подполковника. Его сын тоже учится на лётчика. 

Вера же вошла в жизнь Тимура хазрата не в Афганистане, когда смерть была совсем рядом, а гораздо раньше, в лётном училище.

«В воздухе неверующих нет. Лётчики точно знают, как хрупка жизнь. Особенно когда летишь над Баренцевым морем с температурой воды 4 градуса. У тебя спасательный жилет, но ты-то знаешь, что он тебе не поможет».

К работе с кадетами Тимур хазрат подходит серьёзно: он обучался в Российском исламском университете преподаванию ислама в рядах Вооружённых сил. Недавно его назначили имамом Казанского высшего танкового училища. А ещё Ибрагимов преподаёт в казанском медресе имени 1000-летия принятия ислама пчеловодство и занимается пасекой, принадлежащей медресе. А может, это был зов предков. И мать, и отец были из семей священнослужителей. Но в семье об этом не упоминали. Считали, что достаточно того, что им пришлось из Поволжья уехать в Среднюю Азию, спасаясь от гонений. Только став взрослым, он узнал, почему у дядей другая фамилия: отцу пришлось поменять свою, чтобы скрыться от преследования. В истории семьи было столько белых пятен, что для создания генеалогического древа всего в несколько поколений Ибрагимову пришлось немало поездить по деревням, восстанавливая информацию.

В воздухе неверующих нет. Лётчики точно знают, как хрупка жизнь. Особенно когда летишь над Баренцевым морем с температурой воды 4 градуса. У тебя спасательный жилет, но ты-то знаешь, что он тебе не поможет

Чалмы и Кул Шариф

Есть у сельского муллы и хобби - он делает чалмы. Этот традиционный головной убор, надеваемый имамами во время намаза и торжественных событий, создать непросто. Нужно уложить 11 метров марли. У хазрата есть своя история, связанная с этим. Накануне открытия мечети Кул Шариф в 2005 году Минтимер Шаймиев распорядился всем имамам на мероприятии быть в чалмах.

«Профессионально делать чалмы в Духовном управлении мусульман умел только главный казый Габдулхак хазрат Саматов. Но его сил явно не хватило бы. Муфтий РТ Гусман хазрат  Исхаков сказал: вот тебе комната, диван, еда - делай. Жене сообщишь, что срочная работа. За месяц я намотал 500 штук головных уборов», - улыбается Ибрагимов. 

Павел Клетнев с молодыми парашютистами.
Павел Клетнев с молодыми парашютистами. Фото: Казанская кадетская школа-интернат им. Б.Кузнецова

7 мая прошлого года мулла Ибрагимов совершил прыжок с высоты в 4000 метров. Он был посвящён годовщине Великой Победы. Компанию ему составил один из старейших десантников России, 91-летний казанец Павел Клетнев (о нём «АиФ-Казань» писал в №30 за 2016 г.). А ещё - отец Виталий, настоятель казанского храма Богоявления Господня, бывший морской пехотинец, служивший в Севастополе.

«Я объясняю детям, что не нужно уклоняться от благословения православного священника. И христиане, и мусульмане верят в ад и рай. Наш Бог един, и мы едины», - убеждён Тимур хазрат.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Какие питомцы есть у вас дома?