Ровель Кашапов 1 170

Как 70 лет назад в Казани разоблачили агентов немецкой разведки

С 1929 по 1933 гг. в Казани действовали секретные советско-немецкие танковые

Германия использовала СССР как площадку для реализации своей военной программы, так как иметь танки стране было запрещено, в свою очередь СССР имел возможность изучить новейшую немецкую технику.

Судьба курсантов

Как сложилась судьба некоторых немецких курсантов? Виктор Линарц закончил войну в Италии в чине генерал-лейтенанта, Иоган Хаарде в том же звании командовал танковой дивизией в Норвегии. Рихард Коолль генерал-майором сражался против наших танков под Бердичевым. Вальтер Герт - кавалер рыцарского креста - оказался в танковой дивизии СС «Мёртвая голова».

Самым именитым из немецких офицеров, имевших непосредственное отношение к курсам «Кама», был Хайнц Гудериан, инспектировавший школу. Генералом он станет четыре года спустя, когда будет командовать 2-й таковой дивизией, сформированной под Вюрцбургом. Свою знаменитую книгу «Внимание! Танки!» он напишет по указанию своего шефа Освальда Лутца, который некоторое время был начальником курсов с немецкой стороны. При формировании танковых частей помощником Гудериана стал Людвиг Риттер фон Радльмайер – также выпускник казанских курсов, как и командир одной из танковых дивизий группы армий «Центр» Йозеф Харпе. В конце войны он будет командующим группой армий. Среди советских слушателей был будущий Герой Советского Союза генерал-лейтенант С. Кривошеин.

Шпионские игры

В связи с эвакуацией в Казань ряда научных учреждений, занимавшихся оборонной проблематикой, органы госбезопасности обеспечивали секретность работ. В частности, по программе «Уран», возглавляемой академиком

И. В. Курчатовым. Одна из лабораторий находилась в Казани по ул. Жуковского, д. 4.

С учётом уязвимости ряда объектов для диверсантов на территории республики в годы войны сотрудники НКГБ проводили активную розыскную работу по выявлению и обезвреживанию агентов-диверсантов. В годы войны были обезврежены несколько разведывательно-диверсионных групп. Так, в марте 1942 г. были арестованы, а впоследствии и перевербованы агенты немецкой разведки «Пальцев» и «Донец». С их помощью осуществлялась радиоигра с военной разведкой противника с целью её дезинформации. От «Пальцева» и «Донца» удалось получить сведения о разведшколе и её выпускниках, что позволило разыскать и разоблачить нескольких вражеских агентов в других регионах СССР.

22 октября 1942 года в Казани был арестован агент немецкой разведки «Ягудин», уроженец Дубъязского района. В армию он был призван 29 мая 1941 года и в составе 3-го полка лёгкой артиллерии прибыл в район Орши, где в июле того же года попал в плен. Ему, как и тысячам наших соотечественников, пришлось побывать в разных концлагерях, в том числе Бухенвальде и Заксенхаузене. В начале июля 1942-го он в числе 40 человек по особому списку был отобран комендантом лагеря и направлен в разведшколу, находившуюся в г. Яблонь в Польше. Там он получил кличку «Ягудин». Всем прибывшим сообщили, что отобраны для подготовки в качестве агентов немецкой разведки и после окончания разведшколы будут переброшены на территорию Советского Союза...

Так как «Ягудин» был радистом, его зачислили в школу разведчиков-радистов. С июля по сентябрь 1942 года он обучался. Изучал кодовые таблицы, шифровальное и подрывное дело, ориентирование на местности. Курсанты подвергались мощной идеологической обработке. Уже перед заброской на территорию СССР их разбили на мелкие группы. Как показал на допросе «Ягудин», по его наблюдениям, в группы подбирали лиц, проживавших в одной местности.

В ночь на 5 октября с аэродрома в Смоленске поднялся самолёт и взял курс на восток. По ходу движения с него сбрасывались группы парашютистов-диверсантов. Ждали своей очереди и «Ягудин» с неким Киселёвым, он же агент немецкой военной разведки «Гончаров», снаряжённые всем необходимым. Кроме армейской им выдали гражданскую одежду, а также специальную амуницию, два пистолета, рацию, советские деньги, гранаты и патроны. «Ягудину» был вручён условный код. Через три дня после приземления он должен был выйти на связь.

Операция «Ягудин»

Перед немецкими агентами была поставлена задача - осесть в районе Казани. «Гончаров» должен был заниматься разведывательно-диверсионной деятельностью, а «Ягудину» предстояло передавать разведанные сведения по рации и получать инструкции. От них также требовалось изучить возможность проведения диверсионных актов на стратегических объектах, используя для этого и родственные связи, и новые знакомства, и подкуп. Кстати, у «Ягудина» родственники работали на пороховом заводе.

Парашютисты приземлились, но в темноте не смогли найти друг друга. Переждав ночь, «Ягудин» определил, что находится недалеко от станции Чуфарово Куйбышевской железной дороги. На станцию он не пошёл. Несколько дней двигался в направлении Алатыря, ночуя в стогах соломы. По пути зарыл часть денег и только затем, купив билет, поездом отправился в Казань. 22 октября «Ягудин» ступил на перрон Казанского вокзала. Побывал на рынке, оттуда пошёл на квартиру своей родственницы. А через несколько часов его арестовали сотрудники госбезопасности. При нём были обнаружены фальшивые документы и чистые бланки с печатями и подписями.

Как удалось так быстро «вычислить» немецкого агента? Дело в том, что контрразведка – это целая система тайных и гласных методов работы. Использовалась и такая форма, как сотрудничество граждан с органами на негласной основе. Решение «Ягудина» отправиться на рынок оказалось для него роковым. Здесь он был замечен односельчанином, который знал, что «Ягудин» числится пропавшим без вести. Кроме того, сотрудниками госбезопасности ранее арестовывались те, кто проходил с ним учёбу в разведшколе. От них были получены приметы, отдельные данные на курсантов. Да и в своих показаниях уже арестованный разведчик рассказал немало о своих сокурсниках по разведшколе.

«Ягудина» поместили во внутреннюю тюрьму НКВД. В то время она представляла собой достаточно мрачное здание с хитросплетением коридоров, маленькими камерами, небольшим прогулочным двориком. Сейчас этой тюрьмы нет. Следствие, как показывают материалы дела, велось вполне корректно. И это не могло не подействовать на арестованного, ожидавшего жестокого обращения. Он чистосердечно все рассказал. Показания «Ягудина» были использованы при расследовании дел других задержанных диверсантов, выпускников разведшколы: Кириллова - в Ярославле, Киселёва - в Чувашии. Впоследствии «Ягудин» был осуждён к исправительно-трудовым работам.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Павел Дорожкин
    |
    13:00
    30.06.2012
    0
    +
    -
    А почему бы об этом фильм документальный не сделать?Да можно и художественный история хоть куда.Дело в том что после окончания первой мировой войны по условиям мирного договора германия могла иметь очень маленькую армию и военный флот,поэтому даже танкистов у себя учили тайно.Геринг например учился в Липецком лётном училище и другие немецкие асы тоже ,потом их любовниц НКВД всех отправили в лагеря.Вот мне интересно многие говорят что танк т-34 был самым мощным танком второй мировой войны,но почему тогда т-34 мог подбить тигр только с 400 метров а тигр тридцать четверку с двух километров?Я понимаю что всю войну танки постоянно модернизировались например немцы стали использовать в своих танках как в т-34 листы брони под наклоном а мы у них позаимствовали подкалиберный снаряд.Но почему немцы не смогли сделать для своих танков дизельные моторы не знаю пока.Вон у Роммеля как танки бензиновые в африке горели хотя бил англичан не плохо.
Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах