Венера Вольская 1 1112

«Кулинарная» ностальгия. Почему Шаляпин предпочитал деликатесам щи и воблу

4-6 августа в столице Татарстана пройдёт фестиваль «Вкусная Казань», который станет событием для гурманов. Известным гурманом был и оперный и камерный певец Фёдор Шаляпин. О каких русских блюдах он тосковал в эмиграции, рассказывает «АиФ-Казань».

Шаляпин нередко говорил, что так и остался крестьянином, и часто, живя в париже, тосковал по самой простой русской пище
Шаляпин нередко говорил, что так и остался крестьянином, и часто, живя в париже, тосковал по самой простой русской пище © / Public Domain

Какие блюда были фаворитами в меню оперного певца, уроженца Казани, заядлого рыбака и грибника, «АиФ-Казань» рассказал этнограф питания, кандидат исторических наук Руслан Бушков.

«Достойно королей»

«Мнение о себе как о большом «гастрономе», как тогда называли гурманов, Федор Шаляпин оставил везде, где гастролировал, - рассказывает Руслан Бушков. - В одном из самых дорогих и старых ресторанов Парижа «Серебряная башня» под №104752 до сих пор значится руанская утка, приготовленная Шаляпину в 1929 году. Спустя 10 лет в Нью-Йорке издали поваренную книгу «Достойно королей». В неё вошли 12 рецептов любимых Шаляпиным блюд, среди которых пасха, рыбная солянка, заливное из рыбы, голубцы, гурьевская каша, пирожки с мясом и вареники».

Где бы он ни побывал, стремился попробовать лучшие местные блюда. Увлекался итальянской, французской кухней, но больше всего любил русскую, волжскую, казанскую, хотя 15 лет прожил в эмиграции.

Однажды на гастролях в США, через 8 лет после отъезда из России, ему захотелось домашнего супа с курицей. «Вызвал я метрдотеля, – писал Шаляпин, – и говорю ему: «Пожалуйста, мой друг, приготовьте мне к ужину суп с курицей». И видя, что тот не понимает, сам и объяснил, как готовить этот суп: - «Возьмите хорошую курицу, положите её в мармит, посолите, налейте воды, положите лучку и порея и варите. Только подайте горячо». Певец с нетерпением ждал супа, и очень удивился, когда ему на огромном серебряном подносе внесли скульптуры из картофеля, в центре одиноко лежал зажаренный маленький цыплёнок на сухарях, а по всему подносу плоско разливалась янтарная жидкость. Настоящее русское кушанье могут приготовить только дома, в очередной раз убедился Шаляпин.

О силе «кулинарной» ностальгии рассказывала его старшая дочь Ирина, оставшаяся в Москве. Через год после отъезда отца она навестила его в Париже. Сели ужинать в гостинице. «Подали какие-то изысканные блюда с замысловатыми названьями, - вспоминала она, - отец вдруг сказал: «До чего ж мне надоели все эти деликатесы и разные «птифуры». Поел бы я сейчас хороших щей с грудинкой, воблы и вятских рыжиков, а потом попил бы чаю с молоком… Да где уж тут!.. Пожалуй, топленого молока во всем Париже не найдешь!»

Шаляпин в Казани
Шаляпин в Казани. Фото: Public Domain

«Был так худ, что торчали кости»

В детстве и бедной юности поесть досыта Федору приходилось нечасто. Мама трудилась на поденной работе, а ещё пекла на продажу пироги с рыбой, ягодами. Отец, вятский крестьянин по происхождению, был мелким конторским служащим.

Судя по книге воспоминаний «Страницы из моей жизни», ещё мальчишкой, живя в Суконной слободе Казани, Шаляпин понял: «На заработке отца построена вся наша жизнь. Это на его деньги мать покупает огурцы, картофель, делает из ржаных толченых сухарей или крошеного черствого хлеба вкусную «муру» - холодную похлебку на квасу, с луком, солеными огурцами и конопляным маслом. И это на деньги отца мать торжественно делает раз в месяц пельмени - кушанье, которое я жадно люблю и которого всегда нетерпеливо ожидаю, хотя мне известно, что его можно есть только однажды в месяц, «после 20-го».

«Случалось, что деревенские мальчишки брали Федю с собой на соседские огороды, где они высыпали «семена зрелого мака, ели их, воровали репу, огурцы», - продолжает Руслан Бушков. А когда Шаляпины в 1881 году перебрались в Татарскую слободу, Феде полюбилась халва. Покупал он «белую массу каменной твёрдости» себе, брату Коле и сестрёнке Евдокии на заработанные за «раскладку мехов» у мастеровых копейки. «Было забавно, когда эта странная штука крепко сцепит челюсти, а потом становится вязкой, как сапожный вар, и тает, наполняя рот молочной сладостью и маслом», - вспоминал он.

Вскоре отец отдал мальчишку в ученики сапожнику. «Хозяин кормил недурно, - писал Шаляпин, но был один недо один недостаток. - Щи подавались в общей миске, и все должны были сначала хлебать пустые щи, а потом, когда дневальный мастер ударял по краю миски ложкой, можно было таскать и мясо. Само собою разумеется, что следовало торопиться доставать куски покрупнее и почаще». Мальчишке-ученику это удавалось, но за сноровку приходилось расплачиваться подзатыльником. А редких чаевых едва хватало на белый хлеб и чай».

Чаще Федор стал баловаться вкусностями, когда устроился церковным певчим сначала Варламовской, а затем Варваринской церквей. «Его начали приглашать на свадьбы, похороны и праздники, которые всегда заканчивались угощением и одариванием деньгами, - рассказывает Руслан Бушков. - Много новых блюд для себя открыл Шаляпин благодаря театру. Федя настолько увлёкся оперным пением, что пел дискантом и на высоких нотах отцу: «Папаша, вставай чай пи-ить!»

Когда Шаляпин навещал Горького, то приносил с собой квашеную капусту с яблоками. Фото: Public Domain

В ресторане Панаевского сада, по признанию Шаляпина, он впервые «видел человека, который ест траву, обильно поливая её уксусом и маслом». Это был салат. В самом саду летом шли оперетты, Фёдор не раз наблюдал, как артисты в уютном ресторанчике «пили пиво и грызли солёные сухарики». Уже будучи писцом Казанской уездной земской управы, будущий корифей сцены впервые испытал «удовольствие пить кофе – напиток до того времени незнакомый».

Не лорд и не барин, а крестьянин

«Я воспитывался в трактире, а не в лицее», – заявлял позже певец.

«В трактир «Палермо» Фёдор шёл посмотреть на кумира своего детства - потешника и балаганщика Якова Мамонова, - отмечает Руслан Бушков. – Так что за совершенствование кулинарного вкуса и манер Шаляпина всерьёз взялся тифлисский учитель музыки Д. Усатов. Он специально приглашал одарённого ученика к своему столу с салфетками, массой ножей, вилок и ложек, чтобы отобедать вместе».

Будущий мэтр за столом часто терялся. «Подавались кушанья, не виданные мною. Я не знал, как надо есть, – признавался артист. – В тарелке с зелёной жидкостью плавало яйцо, сваренное вкрутую. Я стал давить его ложкой, оно, разумеется, выскочило из тарелки на скатерть, откуда я его снова отправил в тарелку, поймав пальцами». «Шаляпин, не надо шмыгать носом во время обеда! Если вы будете есть с ножа, то разрежете себе рот до ушей, – поучал его Усатов. Он убеждал Фёдора «сидеть за столом прямо, не трогать ножом рыбу». Впоследствии обучением этикету Шаляпина занимались композитор Сергей Рахманинов, художник Михаил Врубель. И он был способным учеником.

«Врубель «был этакий барин, капризный, - передает слова Шаляпина художник Константин Коровин. - Все, что ни скажу, все ему не нравилось… А то за обедом: после рыбы я налил красного вина. Врубель сидел рядом... Он вдруг отнял у меня красное вино и налил мне белого. И сказал: «В Англии вас бы никогда не сделали лордом. Надо уметь есть и пить, а не быть коровой». Ведь это что ж такое? Но он был прав, я теперь только это понял. Да, Врубель был барин...»

После такого заявления Константин Коровин было возмутился: «Да ведь ты сам сейчас барин стал. Украшаешь себя и вина любишь дорогие». А Шаляпин ответил: «Нет, я не барин. Скажу тебе правду – в России я бы бросил петь и уехал бы в Ратухино, ходил бы косить и жил бы мужиком. Ведь я до сих пор по паспорту крестьянин – податное сословие. И все дети мои крестьяне».

С балериной – за грибами

«Нравилось мне ходить в лес за грибами, – вспоминал детство Шаляпин, – устраивали привал на берегу речки, потом нарывали в поле картошки и разводили костёр, варили в котле похлёбку».

«Взрослым Шаляпин тоже очень любил тихую охоту – даже на второй день после свадьбы с балериной Иолой Торнаги отправился в лес за грибами в компании с Саввой Мамонтовым и Сергеем Рахманиновым, – рассказывает Руслан Бушков. – «Это напомнило мне Суконную слободу», – сказал он им. Рыбу ему полюбилось ловить в казанском озере Кабан. На удочку попадались в основном ерши и изредка сорожка, «поймать которую считалось почти счастье». После удачной рыбалки с друзьями варили уху. Рыбачить Фёдор Иванович предпочитал с Коровиным. Закидывая удочку, бывало, подпевал: «Вдоль да по речке, речке, по Казанке серый селезень плывёт...». «У нас-то, брат, на Волге жрать умеют. У бурлаков я ел стерляжью уху в два навара, – говорил он своему напарнику. Фёдор Иванович знал толк не в одной лишь ухе, но и в пирогах с рыбой и визигой, с рыбьей икрой, и нередко учил своих друзей, как варить уху и солить икру».

Коровин рассказывал о Шаляпине, что тот мог есть постоянно. «Непременно настаиваю иметь в виду вкусный «домашний» обед у меня», – писал ему Шаляпин. 20 человек в доме певца за завтраком - было обычное дело.

«Место, где строился дом Шаляпина по моему проекту, называлось Ратухино, - отмечал в воспоминаниях Коровин. - Над рекой построили помост для рыбной ловли, огромную купальню… В день открытия дачи позвали московских гостей – друзей. За обедом были пельмени, но не удались. Федор Иваныч огорчился и стукнул по столу кулаком. Вся посуда на большом столе подпрыгнула кверху и, брякнувшись обратно на стол, – разбилась».

«В эмиграции Федор Иванович очень жалел, что нет рядом домашнего повара Николая Хвостова, - отмечает Руслан Бушков. - Тот готовил ему щи из квашеной капусты с рыбой и грибами, рыбацкую уху, окрошку, солёные рыжики, рыбные кулебяки – пальчики оближешь! Не стыдно было при нём приглашать друзей, особенно Горького, в гости на пельмени. Пролетарский писатель учил повара делать казанские бублики. Алексей Максимович толк в еде знал – состоял даже в нижегородском «ордене жадненьких животиков».

Когда артист навещал своего друга-писателя, то приносил с собой квашеную капусту с яблоками – любимое кушанье Горького. И тот, и другой всю жизнь любили простую кухню родного края.

«Шаляпинского» меню в Казани, насколько я знаю, сейчас нет, - говорит Руслан Бушков. - Некоторые заведения пытались ввести его, но, видимо, слишком сильно изменились вкусы наших современников, чтобы по достоинству оценить любимые блюда оперного певца».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Michael Kamen[vkontakte]
    |
    22:30
    04.08.2017
    0
    +
    -
    "слишком сильно изменились вкусы наших современников, чтобы по достоинству оценить любимые блюда оперного певца" Главное - что слушают его пение, хоть и в записи. И не только слушают. В середине прошлого века Александр Огнивцев замечательно воспроизводил шаляпинское исполнение. будучи и сам прекрасным певцом и актёром; к тому же был лицом очень схож с Шаляпиным и имел голос того же типа. А кулинарные вкусы - дело преходящее.
Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах