aif.ru counter
Ольга Любимова 0 117

Остались с носом. Почему фермерская продукция не доходит до прилавков?

Почему сельхозкооперация развивается в Татарстане не теми темпами, как хотелось бы и куда уходит продукция, которую производят фермеры? Подробности в материале «АиФ-Казань».

Кирилл Романов / АиФ

Редкий татарстанец не говорит сегодня о дороговизне молока, сыра, яиц, мяса, прочего продовольствия. Помочь притормозить рост цен могли бы сельские бизнесмены. Ведь частники производят 54% всей сельхозпродукции республики. 

За прибылью в Казань

Чтобы быть уверенным в зав­трашнем дне, фермер должен знать, кто и когда купит его товар. «Главный вопрос - сбыт готовой продукции, для этого надо напрямую выходить на рынки сбыта», - говорит глава кооператива из Кукморского района Зуфар Баязитов. И конечно же, продавать не в убыток. Для этого фермеры предлагают создать в Татарстане торговую сеть, где их продукция продавалась бы дешевле, чем у ретейлеров.

Но сельчанам до сих пор аукается прошлогоднее падение закупочных цен на молоко.

По словам председателя Ассоциации фермерских хозяйств РТ Камияра Байтемирова, из-за этого производство фермерской продукции в РТ в 2018 году снизилось на 7%. Сейчас закупочная цена на молоко поднялась до 25 руб. за 1 кг - к примеру, столько платит предприниматель фермерам в Рыбно-Слободском районе. После переработки он продаёт товар в Казани и получает дополнительную прибыль.

В 2017-м сельчане страдали из-за падения закупочных цен на зерно. Остаётся только гадать, какие сюрпризы преподнесёт 2019 год? «Агропромышленная политика должна быть предсказуемой на 3-5 лет, - уверен Байтемиров. - В любой стране цены диктует не рынок, а государственные интересы. Почему у нас государство не предпринимает мер, когда добавленную стоимость получают переработчики и торговые сети, а производители остаются с носом?»

Решить проблему могли бы потребкооперативы. «Создав кооператив, мы стали получать на три рубля больше за каждый сданный литр молока, - говорит глава КФХ Азнакаевского района Рамис Сахапов. - Приобрели собственный молоковоз, обеспечили работу штатного ветеринара». Но кооперативы в РТ, по словам Байтемирова, пока перерабатывают 8-10 % всей фермерской продукции. Большинство сельских бизнесменов продают свой товар на рынках или отдают перекупщикам.

«Кооперативы создают рабочие места, а значит, развивают село, - говорит глава Ассоциации фермеров РТ. - Главы районов должны сами выходить с такими идеями, но некоторые видят в кооперативах только лишнюю нагрузку».

Купить, чтобы продать

В итоге на прилавках фермерских товаров немного. Их не хватает даже в специально построенном агропарке в Казани. По словам директора агропарка Олега Власова, среди 300 резидентов представителей крестьянско-фермерских хозяйств РТ - чуть более 25%. 

В основном (50-60%) там работают крупные агрохолдинги РТ, компании или производители, не имеющие розничных сетей.

Что останавливает фермеров? Ведь на субботние сельхозярмарки в Казань они приезжали к четырем утра. В 2018 году продали на ярмарках в столице и других городах РТ товаров в общей сложности на 1,3 млрд рублей. Активны и за пределами республики. Санкт-Петербург, к примеру, каждый месяц закупает по 900 тонн фермерской индюшатины в РТ, причём по предоплате.

«Руководство агропарка Казани требует стоять за прилавком целый рабочий день, - говорят фермеры. - А когда заниматься скотиной, если нет помощника? Дайте возможность фермерам самим устанавливать режимы торговли!»

Олег Власов объясняет эти требования исключительно интересами покупателя. Мол, если люди приезжают за покупками после работы, видеть закрытые павильоны не должны. К тому же товары тех, кто не может торговать весь день, агропарк готов купить и продать через собственную розницу. Понятно, что не за красивые глаза. Но фермеры терять свои кровные не желают. Нашлись и такие, кто хотел бы не только работать в агропарке, но и стать учредителем, то есть участвовать в распределении прибыли. Такое предложение прозвучало от фермера из Тукаевского района на съезде фермеров РТ 31 января. Но энтузиазма у властей не вызвало. Как пояснили в минсельхозпроде РТ, имущество столичного агропарка - на 100% принадлежит государству, и вопрос акционирования не рассматривается.

Шкурный вопрос 

В открывшемся в конце 2018 года агропарке Заинска делают акцент на переработке молока, мяса и круп.

«Наш район славился не только сахарной свёклой, - говорит председатель ассоциации фермеров и КФХ Заинского района Ильшат Хабибуллин. - Когда был свой цех по переработке гречки, фермеры сеяли до 200 га гречихи, выращивали много пшена. Но не стало переработки - площади сократились. Сейчас изучаем хозяйства, занимающиеся выращиванием зерновых, чтобы потом предложить им услуги по переработке круп».

По словам фермера, стоимость той же гречки после переработки увеличивается почти в два раза - до 18-19 рублей за 1 кг. Перспективна и переработка пшена, цена на которое резко выросла в этом году. Оно тоже пользуется спросом.

Ещё один острый вопрос для заинцев и сельчан из соседних районов - то, что в округе действует всего один забойный цех для скота. Из-за этого повышается стоимость услуги, а значит, и готовой продукции. Ведь без справки из забойного цеха мясо не возьмут ни в один агропарк. Его не то что продавать, даже перевозить нельзя. А потому фермеры открытия цеха ждут с нетерпением. И мечтают о новых производствах.

«Забыто овцеводство, точнее, переработка шерсти, - говорит хозяйка ЛПХ «Карнаухова» Елабужского района Юлия Карнаухова. - У кого ни спросишь, шерсть овец все выбрасывают. То же самое можно сказать про кожу. А мне жалко шкуры своих овец. Коплю их в погребе до лучших времён».

По словам Камияра Байтемирова, всем этим богатствам скоро найдут применение. Шерсть, шкуры у фермеров для переработки будут собирать по согласованию с Татпотребсоюзом. «Валяльно-войлочное производство в Кукморе закупает сырьё в других регионах РФ, в Казахстане, хотя есть своё, - говорит он. - Это же абсурд!».

Опасное звено

Мурат Сиразин, фермер из Верхнеуслонского района:

«За шкурами моих коз выстраиваются в очередь москвичи, это идеальное сырьё для барабанов. Зачем везти из Турции меха, когда отличные вещи можно шить из местных овечьих шкур? В КНИТУ-КХТИ готовят специалистов по выпуску одежды из кожи и меха, есть даже специальный цех.

Продукцию своего хозяйства стараюсь перерабатывать сам. Из кожи, шкур отличный корм для животных. Он очень полезный. Развожу специальную породу свиней, чтобы можно было самому выпускать хамон - не хуже, чем в Испании. Должна быть создана система, позволяющая всем фермерам и личным подсобным хозяйствам выпускать не сырьё, а готовые товары. Крестьян можно разделить на гильдии, как раньше делили купцов - в зависимости от того, какие товары и какого качества мы производим.

Считаю, для успешного фермерства нужна хуторная система. А у нас до сих пор закон запрещает строить дома вне населённых пунктов. Хотя перенять этот опыт у Европы стремился ещё Столыпин. Хуторянин не только не мешает соседям, но может иметь достаточно земли для своего хозяйства и не тратиться на доставку продукции. На мой взгляд, опасное звено в цепочке - перекупщики, которые сливают всё собранное молоко в одну бочку. А в Прибалтике, например, ещё в советские времена хуторяне никуда не везли молоко. Они просто выставляли фляги на дорогу, где их забирала машина с молокозавода».

Мнение власти

Министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Ахметов:

«Для успешной работы нужна стабильность рынка. Необходим федеральный закон о минимальных закупочных ценах на определённые виды продукции сельского хозяйства - на молоко и, возможно, на зерно. Это особенно важно для Татарстана, где более 110 тысяч голов дойного стада только в ЛПХ. Многие ЛПХ работают стихийно: сегодня произвели продукцию, а завтра не знают, куда её девать. Единственный путь, по которому можно пойти, не дожидаясь стратегического решения по фермерам всей страны, - объединяться, работать в составе кооперативов. Поэтому в этом году мы увеличиваем поддержку кооперативов. Только на гранты заложено 300 млн рублей».

Комментарий

Председатель Союза производителей молока Денис Пирогов:

«В Татарстане перерабатывают 70% всего производимого в республике молока, остальное уходит за пределы РТ. Максимальная наценка происходит не в доставке и переработке, а в торговле. У агрохолдингов есть своя переработка, у некоторых - свои торговые сети. В них цены пониже, чем в федеральных сетях. Хорошо было бы установить норму местных товаров в сетях - скажем, до 30 %. Но, чтобы у регионов были эти полномочия, нужен федеральный закон. Думаю, фермерам было бы проще решать свои проблемы, вступив в союз. На таком уровне можно добиваться долгосрочных контрактов, проще работать над качеством молока».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество